Code
Price ($ US)
% day chg
% week chg
Mktcap ($ US)
BTC
6507.24958985
1.0
2.6
112.5b
XRP
0.552514375
20.51
71.55
22b
ETH
214.682541135
1.93
2.95
21.9b
BCH
447.319019287
2.49
4.64
7.8b
EOS
5.3543280095
3.11
5.4
4.9b
XLM
0.2520764753
5.28
22.43
4.7b
LTC
57.1442506291
3.08
6.95
3.3b
USDT
0.9993855489
-0.19
-0.28
2.8b
ADA
0.0804304916
5.01
13.44
2.1b
XMR
115.299713394
1.02
5.68
1.9b
MIOTA
0.5604875156
4.7
6.52
1.6b
DASH
185.754602089
1.13
-1.87
1.5b
TRX
0.0213063876
3.7
8.82
1.4b
NEO
18.06265517
3.41
6.34
1.2b
ETC
10.9433215454
3.16
3.86
1.1b
BNB
9.7498780893
1.18
2.37
1.1b
XTZ
1.4912591492
0.83
-1.29
0.9b
XEM
0.0929410191
-0.08
5.5
0.8b
VET
0.0127364389
2.2
-1.81
0.7b
DOGE
0.0057040045
-0.02
1.59
0.7b
ZEC
134.882276737
2.61
19.22
0.7b
OMG
3.3509214367
2.46
6.41
0.5b
BCN
0.0021725145
5.5
17.15
0.4b
BTG
22.2894885154
3.4
7.3
0.4b
LSK
3.3068920614
1.31
-2.49
0.4b
ZRX
0.6578354743
7.26
25.73
0.4b
ONT
1.8377825844
2.43
8.45
0.3b
MKR
449.995813953
5.05
7.6
0.3b
QTUM
3.6340037923
3.31
11.08
0.3b
DCR
36.7980192129
0.38
1.88
0.3b

Южная Корея против анонимности криптовалют: наивное донкихотство или реальная угроза рынку?

31-01-2018 2

Январь 2018, как это и раньше неоднократно происходило в мире криптовалют в первый месяц нового года, оказался богат на события, часто не самого позитивного характера. И если в прошлом году в этот период года основное внимание было приковано к Китаю, на этот раз на передний план вышла Южная Корея, страна, которая за последний год вышла в глобальные лидеры по объемам торгов.

Тем не менее, несмотря на всю внешнюю «демократичность» властей Южной Кореи, к принятию такого нового явления, как криптовалюты, они, судя по всему, оказались совсем не готовы.

С учетом уже отмеченного влияния страны на рынок в целом, последние шаги местных властей ставят множество вопросов — как относительно способности исповедующего принципы свободного рынка государства принять новые правила игры, так и относительно общего отношения государственной машины (в данном случае в лице Южной Кореи) к такому всеобъемлющему вызову, как биткоин.

Последние тренды, особенно в свете того, что с 30 января 2018 Южная Корея фактически лишила участников криптовалютного рынка возможности анонимной работы, в специальном материале для ForkLog рассмотрел Григорий Клумов, управляющий партнер Exante и сооснователь платформы Stasis.net

Дисклеймер: данный материал был написан до того, как стало известно о событиях вокруг Bitfinex и Tether, вследствие которых во вторник, 30 января, цена биткоина упала ниже $10 000.

Новости из Южной Кореи и Поднебесной всю зиму держат криптовалютных инвесторов в напряжении. То китайский регулятор прямо указывает на необходимость запрета майнинга и доступа к криптобиржам, то южнокорейское руководство намеревается запретить криптовалюты, а потом опровергает это намерение. На фоне этих событий к середине января биткоин терял до 50% своей стоимости, а общая рыночная капитализация криптовалютного рынка — 40%. Сотни тысяч корейцев пишут петицию в защиту криптовалют, а сами чиновники, оказывается, успешно зарабатывают на них. Мнения участников криптовалютного рынка разделились: одна часть говорит о лопнувшем пузыре, а другая — отчаянно пытается купить подешевевший биткоин.

С середины января ситуация в Китае существенно не изменилась, новых громких регуляторных мер принято не было, если не считать заявления об усилении борьбы с финансовыми пирамидами. Но что касается Южной Кореи, то тут появилась определенность: рынок не запрещается, но его участники должны проходить идентификацию, связывая криптовалютный счет с именным банковским счетом. Официальная мотивация нововведения — борьба с уклонением от уплаты налогов и мошенничеством. Но к чему это приведет на деле и как на это отреагирует рынок?

Среди политиков разных стран уже стало традицией связывать торговлю криптовалютой с отмыванием денег и предлагать разные меры борьбы с этим явлением. Например, как это сделали в Корее. Но есть большие сомнения как в искренности этой мотивации, так и в эффективности принятых мер.

Вопреки популярному мнению, криптовалюты не очень удобны для отмывания денег, ведь их трудно потратить напрямую. Их можно обменять на другие валюты, включая фиат, но купить дорогостоящий товар или целый бизнес «в реале» — затруднительно. Не так уж много сервисов принимают оплату в криптовалюте, и каким бы богатым не был их владелец, ему придется значительную часть капиталов обменять на национальные валюты — например, положить на банковский счет. И при наличии претензий со стороны государства — объяснять происхождение средств, либо использовать традиционные методы отмывки, не связанные с криптовалютой.

Но, даже если криптовалюта действительно вносит заметный вклад в мировое отмывание денег, борьба с этим явлением через деанонимизацию аккаунтов выглядит сомнительно. Если на криптобирже ваш счет привязан к имени, государство может отследить ваши биржевые торги. Однако, как только криптовалюта с биржи перейдет в ваш кошелек, она исчезнет из поля зрения надзирателя. Дальнейшие транзакции будут либо псевдонимны, как в биткоине, либо вовсе анонимны, как в Monero или Dash. Наконец, возможны и такие методы сокрытия денег, когда мимо бирж средства переводятся участниками напрямую друг другу.

Если говорить о влиянии новостей из Южной Кореи на курсы криптовалют, то я бы не стал его преувеличивать. Как мне кажется, это тот случай, когда «паникеры устали паниковать». В 2017 году большинство резких подъемов и провалов курсов легко объяснялись конкретными новостями. Главный пример — сентябрьская коррекция после китайских событий.

Но в январе 2018, когда рынок снова обрушился, наложилось слишком много событий. Это и корейские и китайские новости, и экспирация фьючерсов на СМЕ, и фиксация прибыли перед китайскими праздниками, и коррекция перегретого рынка, так как в конце декабря стремительно росли уже не «голубые фишки», а самые сомнительные токены.

К настоящему моменту, скорректировавшись до $11-12 тысяч, биткоин стабилизировался, а основные альткоины отыграли примерно половину падения. Если кто-то намеревался их слить из страха перед политическими новостями, то, скорее всего, уже сделал это. Деанонимизация криптовалют усложнит жизнь южнокорейским трейдерам, но новой мировой паники ожидать не стоит. Напротив, новость дала определенность: по крайней мере, Южная Корея не стала запрещать криптовалюты полностью. Отсутствие новых плохих новостей из Китая тоже играет в пользу оптимистов.

Суммарная капитализация рынка криптовалют зимой 2017-2018. С начала декабря до 7 января наблюдается трехкратный рост, 8-17 января — почти двукратный обвал, с 18-28 января — коррекция к уровням начала января.

Наиболее информативен здесь график суммарной капитализации криптовалют. Если посмотреть на него, то мне кажется очевидным: рынок завершает коррекцию. Отыграв часть падения, он не торопится восстанавливаться полностью. Но нынешние $600B — это вдвое выше, чем $300B в начале декабря. Общий тренд за два месяца положителен, и даже январский обвал по итогам “срезал“ лишь январскую часть роста. Весьма вероятно, что уже весной рынок начнет ставить новые рекорды на фоне увеличивающегося институционального спроса.

Сколько бы скептики ни говорили, что «на этот раз пузырь схлопывается по-настоящему», криптовалюты и блокчейн-стартапы объективно завоевывают мир. Этим темам была посвящена половина мероприятий на экономическом форуме в Давосе, а неосвоенная аудитория и потенциал у криптовалют и блокчейна огромны.

Криптовалюты — это первый класс активов, в которые институциональные инвесторы заходят после публики. В условиях ограниченной эмиссии это отлично работает на рост курса.

Подписывайтесь на новости ForkLog в Twitter!

Поделиться:
Источник: forklog.com
Реально работающая Кнопка Бабло в мире криптовалют - Apitrade.pro