Code
Price ($ US)
% day chg
% week chg
Mktcap ($ US)
BTC
10350.3523495
-0.23
-0.92
185.7b
ETH
189.486564511
1.93
4.58
20.4b
XRP
0.2610874316
-0.72
-0.4
11.2b
BCH
303.988352353
-0.27
-0.28
5.5b
LTC
70.0848006614
-0.62
-0.01
4.4b
USDT
1.0035503734
0.1
-0.29
4.1b
EOS
4.0446001558
2.08
9.64
3.8b
BNB
20.8591662935
-0.81
-7.53
3.2b
BSV
120.065879748
0.2
-11.08
2.1b
XMR
75.1533229016
0.33
-2.85
1.3b
ADA
0.0466717863
0.57
-0.79
1.2b
XLM
0.0583094692
0.69
-4.18
1.2b
LEO
1.0697002067
1.31
-0.32
1.1b
TRX
0.0157476053
0.12
0.47
1.1b
HT
4.0767629312
-0.17
0.97
1b
DASH
90.0899494888
-1.9
3.79
0.8b
ETC
6.2929941575
0.8
-5.83
0.7b
MIOTA
0.2483923465
0.82
1.33
0.7b
XTZ
1.0003728246
0.44
-4.74
0.7b
ATOM
3.4404047424
8.04
34.21
0.7b
NEO
9.0983978008
-0.12
-1.68
0.6b
LINK
1.6132496867
0.54
-12.24
0.6b
MKR
477.713605603
1.77
6.84
0.5b
USDC
1.0019592257
0.16
-0.24
0.4b
XEM
0.0464053616
-1.5
-2.0
0.4b
ONT
0.7548775926
-0.55
1.28
0.4b
CRO
0.0390435389
-1.06
-3.14
0.4b
INO
2.0559015724
0.89
0.35
0.4b
ZEC
47.032529732
2.43
-2.58
0.3b
DOGE
0.0024829201
1.76
-0.89
0.3b

Я хочу принимать пожертвования в биткоинах. Потребуют ли от меня отчетность? Кейс Навального и мнения экспертов

09-07-2019 18

На прошлой неделе главный редактор Агентства федеральных расследований (FLB) Сергей Соколов обратился с заявлением в Следственный комитет РФ с просьбой проверить учредителей «Фонда борьбы с коррупцией» (ФБК) Алексея Навального и Леонида Волкова на предмет возможного мошенничества с криптовалютой. По мнению журналиста, Навальный мог присвоить часть средств с биткоин-кошельков, созданных для пожертвований.

Соколов ссылается на то, что в ходе президентской кампании 2018 года Навальный и его команда начали принимать пожертвования в криптовалюте. На сайте была размещена ссылка на криптовалютный кошелек, принадлежащий Леониду Волкову. Также на странице было указано, что «о поступлении и расходовании средств будет предоставляться публичная отчетность».

«Своих обещаний отчитаться перед общественностью оппозиционеры не выполнили. В финансовом отчете ФБК за 2018 год, опубликованном Алексеем Навальным, средства, поступившие на официальный биткоин-кошелек, не обозначены, а между тем в этот период на криптовалютный счет пришло более 106 млн рублей спонсорских средств ($1,6 млн)», — заявил Соколов.

Стоит отметить, в отчете, на который ссылается в своем обвинении Соколов, действительно не говорится, какие средства поступили на криптовалютный счет, а какие — на банковский.

При этом Навальный не обязан был указывать доход от биткоинов в отчете ФБК, поскольку средства собирались на президентскую кампанию, которая формально не имела отношения к организации.

О криптовалютных поступлениях команда Навального отчиталась позже в финальном отчете по президентской кампании. В документе указано, что общие поступления в биткоинах составили 91,2 млн рублей.

Соколов считает, что Волков и Навальный впоследствии производили операции с поступившими криптовалютными пожертвованиями, которые скрыли как от сотрудников своей организации, так и от общественности (в отчете об операциях с криптовалютой также не говорится). По его мнению, таким образом основатели ФБК присвоили 41,3 млн рублей.

C криптовалютных кошельков, на которые поступали пожертвования, осуществлялся вывод средств. Особенно крупные транши, вероятно, проходили через биткоин-микшеры и рассредотачивались между десятками других кошельков.

Редакция ForkLog поинтересовалась у юристов, насколько юридически обоснованно требование отчетности за пожертвования в криптовалюте, если у биткоина нет законодательно закрепленного статуса в РФ.

Кратко:

  • Любые поступления на счет некоммерческой организации или политической партии считаются доходом и должны учитываться в отчетности. Но если партии обязаны публично отчитываться о привлеченных средствах и расходах, отчетность НКО перед дарителем устанавливается договором между ними в устной и письменной форме.
  • Третье лицо, чьи интересы не затрагиваются, не может требовать раскрытия информации от НКО.
  • Отчетность перед фискальными органами для юридических лиц (коммерческих и некоммерческих) составляется в фиксированной сумме в валюте РФ на момент получения денежного эквивалента после обмена криптовалюты. Любые расхождения в перерасчете или неточности в датах должны трактоваться в пользу юрлица.
  • Любая попытка вести учет криптовалют должна признаваться добросовестным исполнением обязанностей.

Подробно:

Директор компании «Юридические и финансовые креативные решения», член Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики при московском отделении Ассоциации юристов России Юрий Брисов:

Несмотря на то что закон, регулирующий оборот криптовалют еще не принят в России, доход, полученный в криптовалюте, следует раскрывать (в экономическом смысле доходом считаются любые поступления на счет). На эту необходимость указывают разъяснения организации FATF и положения Гражданского кодекса, допускающего обращение с криптовалютой по аналогии с другими средствами платежа. Кроме того, подобное допущение можно сделать на основе налогового законодательства. В свою очередь уголовное право имеет целый ряд «беловоротничковых» составов, позволяющих привлекать к ответственности за сокрытие доходов за счет использования виртуальных активов (криптовалют и иных токенов).

Поэтому вопрос юридической обоснованности такой отчетности — это вопрос про соотношение формы и содержания. По форме криптовалюты могут не признаваться в качестве денег (законного средства платежа), однако по содержанию абсолютно очевидна их функция — передача ценности. К тому же криптовалюты (по крайней мере известные биткоин, Ethereum) легко конвертируются в фиатную валюту.

По закону некоммерческие организации имеют право принимать пожертвования. Также они могут вести и коммерческую деятельность, если она направлена на привлечение средств для решения основной задачи или цели организации.

Вне зависимости от того, получает организация средства как пожертвования, заработок или членские взносы — она должна учитывать их в отчетности. Разглашать ли эту отчетность на сайте — это зависит от целей и назначений организации, которые обычно прописываются в уставе.

Фонды и политические партии также обязаны публично отчитываться о привлеченных средствах и расходах. Другой вопрос, что на сегодняшний день допускается возможность учитывать криптовалюты только после перевода в фиат с целью упрощения бухгалтерского учета (например, счет 51 — безналичные; счет 55 — иностранные валюты). Куда записывать криптовалюты — пока на 100% не определились, хотя продвинутые бухгалтеры записывают их в активы.

О правомерности запроса отчетности третьими лицами нет однозначного ответа без изучения конкретных обстоятельств. По общему правилу третье лицо, чьи интересы не были нарушены и никак не затрагиваются, не может требовать раскрытия информации от организации.

По причине волатильности криптовалюты часто принимают к учету при переводе в фиат. Таким образом, если мы говорим о нормальной коммерческой деятельности, с которой следует платить налог, то при реализации товара налог платится либо с цены в фиатной валюте на момент выставлениях счета, либо, если счет тоже в криптовалюте, то на момент поступления средств на счет. Так как банковский счет организации не может совпадать с криптовалютным, то допустим разумный период времени на перевод средств в фиатную валюту.

Точных требований нет и, скорее всего, быть не может. Существуют рекомендации финансовых министерств, ведомств и налоговых служб разных стран. Следовательно, если мы не можем установить, что лицо пытается злостно сокрыть поступившие ему криптовалюты, то любые расхождения в перерасчете или неточности в датах должны трактоваться в пользу этого лица. Иными словами, на сегодняшний день попытка хоть как-то вести учет криптовалют должна признаваться добросовестным исполнением обязанностей, за исключением, когда злой умысел явно очевиден любому непосвященному в тонкости лицу.

Партнер компании Baseley & Partners Наталия Мороцкая:

Пожертвования в избирательные фонды строго регламентированы федеральным законом «О гарантиях избирательных прав граждан», нормы которого содержат закрытый перечень видов и способов пожертвований, с серьезными ограничениями по сумме и перечню лиц. Так, закон содержит прямой запрет на анонимные пожертвования, взносы от иностранных лиц, юридических лиц, созданных менее чем за год до кампании, юрлиц с участием иностранного капитала более 30% и так далее.

По совокупности этих условий внесение в избирательный фонд криптовалюты не представляется возможным в принципе: криптовалюта не признана в РФ платежным средством и идентификация вносителя по точным параметрам закона произведена не будет. Даже если речь идет о передаче криптовалюты через криптобиржи, которые проводят стандартные процедуры KYC, — этих данных недостаточно.

Алексей Навальный с момента заявления своего намерения участвовать в выборах 2018 года и начала сбора подписей был обязан создать избирательный фонд, который в материальном мире фактически является процедурой открытия специального расчетного счета в Сбербанке РФ с уведомлением об этом ЦИКа. Отчетность о движении средств по этому счету регламентирована Положениями ЦИК РФ и осуществляется в том числе банком — он направляет отчеты о движении средств по счету в ЦИК с периодичностью 10 и 3 операционных дня. Как мы знаем, ЦИК отказал Навальному в регистрации в качестве кандидата, с этого момента счет избирательного фонда подлежал закрытию.

Указание на сайте Навальный 20!8 реквизитов криптокошелька в этой связи не может являться верным реквизитом для пожертвований в избирательный фонд по закону «О гарантиях избирательных прав граждан», но может быть классифицировано как обычная гражданско-правовая сделка (ст.423 ГК РФ), а именно предложение сделать пожертвования, то есть подарить имущество в общественно полезных целях.

В этом случае нет ограничений по субъектам сделки (дарителем могут быть граждане РФ и иностранные граждане, физические и юридические лица). Отчетность по использованию таких средств перед дарителем устанавливается договором между ними, который может быть заключен в устной и письменной форме. В частности, обещание разместить отчет об использовании средств пожертвований, размещенное на сайте кампании Навального, является соблюдением такой формы. Если такого условия для пожертвований не заявлялось, то и обязанности раскрытия информации перед дарителем или третьими лицами нет.

Отчетность же перед фискальными органами будет регулироваться налоговым законодательством в зависимости от статуса получателя средств. Для юридических лиц (коммерческих и некоммерческих) отчетность составляется в валюте РФ — рублях. Способ учета криптовалюты нормативными актами РФ не установлен, но если пофантазировать, что кто-то из компаний на это решится, он может быть произведен на основании правил внутреннего учета компании по принципу, аналогичному с учетом поступления валютной выручки с пересчетом курсовой разницы или, в более простом варианте — в фиксированной сумме в валюте РФ в момент получения денежного эквивалента после обмена криптовалюты на счет компании.

Дополнительно отметим, что сами по себе операции с криптовалютой, не регламентированные законодательством РФ, не являются признаками совершения преступления (мошенничества), но могут быть средством совершения такого преступления — здесь важен анализ состава, в чем состоит преступное деяние.

Напомним, обращение криптовалют в России до сих пор законодательно не урегулировано. Ожидается, что законопроект «О цифровых финансовых активах» может быть принят до конца июля, но власти до сих пор не определились с вектором регулирования рынка.

О том, как рассчитать налог с криптовалюты ForkLog рассказывал в специальном материале.

Также ForkLog писал о том, какую роль криптовалюты играют в политике.

Подписывайтесь на новости ForkLog в Telegram: ForkLog Live — вся лента новостей, ForkLog — самые важные новости и опросы.

Поделиться:
Источник: forklog.com